marafon.orgИнформация о букмейкерах → ATP против Букмекеров

ATP против Букмекеров

31.07.2011 20:33:38
Не утихают страсти вокруг скандала со ставками на результаты теннисных матчей. Предлагаем взглянуть на эту проблему с другой стороны – глазами человека, который зарабатывает деньги, делая эти самые ставки. Расследование провел Шон Ассэл.

На протяжении почти четырёх месяцев целое подразделение ESPN расследовало историю одного из самых печально известных теннисных матчей в истории спорта, который прошёл 2 августа прошлого года в польском Сопоте. Участниками того матча были россиянин Николай Давыденко и аргентинец Мартин Вассальо-Аргельо. В отчётах показано развитие матча, даётся конфиденциальная информация расследования, проводимого руководством мужского тенниса о ставках вокруг этого поединка, а также мнение опытного игрока, можно ли говорить на его взгляд о факте нечестной игры. Также в этой статье рассматривается позиция ATP-тура в ответ на разгоревшийся букмекерский скандал.

Конторы, принимающие ставки на спортивные события, в том числе теннисные, расположены по обе стороны Лаксенбургер Штрассе в Вене. Они уже открыты и с нетерпением ждут своих "игроков". Несколько профессиональных "нострадамусов" стоят под проливным дождём, с надеждой заглядывая в окна в поисках удачи, которая, как они до сих пор верят, поджидает кого-то из самых преданных своих слуг. Человек в обтягивающем кожаном пиджаке стоит в плохо освещённом углу здания и смотрит, кто же на этот раз сделает шаг и попадёт к нему в сеть. Ставки будоражат кровь. Ставки заставляют сердце биться чаще.

Внутри конторы, этакого пристанища провидцев, полдесятка мрачнолицых игроков дымят своими сигаретами и лишь украдкой поглядывают на соблазнительную сербскую красотку за кассой, не желая выпускать из поля зрения экраны с результатами и коэффициентами, которые висят на стене. Мартин Фурер, тот самый человек в кожаном пиджаке, в нетерпении перебирает своими пальцами, ожидая непродуманных или неловких ставок своих клиентов. Ему всего тридцать лет, а на его лице отражаются давление и страх, нетерпение и азарт, всё то, что ему пришлось испытать за несколько лет вращения в самом центре профессионального тенниса. Он скучает по своей прежней жизни, лучшие годы которой он провёл в непосредственной близости к корту, по той жизни, в которой он заслужил своё прозвище — "Король ставок".

Фурер был человеком, по отношению к которому любой чувствовал себя его другом, человеком, чей уверенный взгляд и непринуждённые манеры открывали любые двери. ATP-тур был его Уолл-Стрит. Он много заплатил и много пережил, пока учился всем премудростям своего нового увлечения. Достаточно быстро он прошёл путь наверх, до турниров в Майами и Монте-Карло. Он крутился вокруг игроков, их отелей и раздевалок, добивался приглашения на нужные ему вечеринки и ужины. Ставки в $ 100 было доросли до $ 1 000, а в скорее и пятизначные суммы стали нормой. Даже когда теннисисты стали присылать ставки на его сотовый телефон, никто, казалось бы, не заметил, что Фурер стал самым серьёзным игроком в мире ставок на теннисные матчи.

Мир для него рухнул 18 мая 2004 года, когда он выиграл порядка $ 23 000 на одном из матчей турнира ATP, который проводился недалеко от Вены. Австрийская букмекерская фирма немедленно заморозила его ставку, подозревая его в организации нечестного матча. С тех пор он стал красной тряпкой для всех букмекерских фирм Европы, никто не хотел иметь с ним дело и принимать его ставки. Вот почему ему пришлось вложить все свои сбережения в эту невзрачную комнатёнку на углу улиц с красными фонарями.

Мартин Фурер — "Король ставок" — основал свою империю на исследовании всей подноготной ATP-тура и, конечно же, личных связях.

Фурер опускается на пустой табурет перед игровым автоматом в картонный покер. Отсюда он наблюдал и за матчем Николаем Давыденко, четвёртой ракеткой мира, во многом после которого все и обратили внимание на огромный мир, прячущийся за красивым и блестящим профессиональным теннисом. В августе прошлого года одна из крупных букмекерских фирм Лондона отказала в выдаче выигрыша более чем на семь миллионов долларов после того, как Давыденко неожиданно проиграл матч, победа в котором уже была у него в кармане, теннисисту, которому не мог проиграть, находись он в сколь угодно плохой форме.

Давыденко, конечно же, всё отрицает и требует признания собственной невиновности. Но тот матч разделил две эпохи — гламурный и сияющий профессиональный теннис и огромное количество не всегда чистой наличности, которое вываливается ставками на то или иное состязание.

Главными событиями в теннисе, безусловно, являются четыре турнира серии "Большого шлема". Почти тридцать миллионов долларов ставок было сделано на финальный матч Открытого чемпионата Австралии, первого в этом сезоне турнире "Большого шлема". Большая часть этих громадных денег была поставлена во время того, как Джокович и Цонга уже находились на корте и боролись за победу в финале. Эти четыре турнира дают победителям кроме огромных призовых также и самые большие рейтинговые очки (Новак Джокович получил 1 000 очков за победу в Открытом чемпионате Австралии). Но погоду вокруг ATP-тура делают не четыре турнира "Большого шлема", а 65 небольших и крупных соревнований, проводимых под эгидой ATP в течение всего сезона.

Именно эти турниры дают неизвестным теннисистам возможность продвинуться в рейтинге. Но именно потому, что ранние раунды турниров не транслируются по телевидению, они являются лакомым кусочком для игроков на ставках. После того, как руководство ATP наняло сыщиков из Скотлэнд-Ярда, чтобы те разобрались в ситуации, десяток небезызвестных игроков заявили о том, что на них выходили незнакомые личности с сомнительными предложениями, причём разговоры происходили как в общественных местах, так и в комнатах отдыха игроков, и даже в номерах отелей.

Всего несколько недель назад, в начале января, появилось сообщение о том, что двое полицейских Скотлэнд-Ярда были наняты в новый анти-коррупционный отдел ATP. "Нет ничего более важного сейчас, чем открытость и честность нашего вида спорта, — заявил один из руководителей ATP Этьен де Виллерс. Но история, рассказанная Мартином Фурером, показывает, что управляющая верхушка Ассоциации теннисистов-профессионалов ещё за три месяца до того злополучного матча Давыденко знала о больших проблемах и закрывала глаза на происходящее как раз в тот момент, когда Фурер проворачивал свои самые грандиозные дела.

В однокомнатной квартирке напротив городского парка Вены Фурер отметает все предположения, что его доступ в "тайные комнаты" мирового тенниса делает его уникальным. "Почему вы считаете, что я какой-то особенный? — спрашивает он. — Нет ничего такого. Я обычный человек".

Карьера игрока Мартина Фурера началась достаточно невинно. Только что женившись, он устроился на работу обычного клерка в один из множества игорных домов столицы Австрии. Часть своих заработков Мартин тратил на ставки на один из его самых любимых видов спорта — теннис. Он полностью изучил веб-сайт ATP и до корки прочитал всё, что газеты и журналы писали о теннисе. Его выигрыши на ставках начали расти, и Фуреру до невозможности захотелось проверить, как далеко он сможет зайти и чего сможет достичь.

Следующие два года он расширял границы своего влияния, посещая все турниры в Австрии и в соседней Германии. Он болтался в гостиницах, где останавливались игроки, лица которых он уже изучил по газетам и интернет-сайтам. Постепенно он примелькался и стал знакомым для некоторых из теннисистов. Те, с кем его знакомство продвинулось особенно далеко, иногда одалживали ему свои пропуска, которые каждый игрок имел для доступа на корт и прилегающую территорию. Так он смог попасть в места, где подслушанный разговор о подвёрнутой ноге мог легко обратиться в серьёзные наличные деньги. "ATP-тур — это как большая семья, — делится воспоминаниями Мартин. — Каждый знает каждого и каждому готов помочь".

В конечном счете, он продвинулся достаточно в своём хобби, чтобы иметь возможность летать по всему миру, посещая каждый сезон порядка двух десятков турниров. В 2003 и 2004 годах Фурер поставил на две сотни матчей более двух с половиной миллионов долларов.

Одной из его любимых мишеней стал Ираклий Лабадзе, грузинский теннисист, перебравшийся в Австрию. После того, как он стал профессионалом в 1998 году, Лабадзе мечтал пробиться в top-50 лучших игроков планеты. Фурер завязал с ним знакомство. "Я пришёл на его тренировку, посмотрел, как он занимается, — вспоминает Мартин. — После этого мы поужинали. Если я встречал его на турнире, он подходил и приглашал провести вместе время. Мы ужинали или ходили в кино".

Вопросы, которые возникли после известного матча Николая Давыденко, многих встревожили. Но официальные лица должны были бить тревогу гораздо раньше.

По словам Мартина, их связь с Лабадзе была достаточно невинной. Однако многие теннисисты опасались этого выходца из Грузии. Джастин Гимелстоб из США, закончивший карьеру год назад, вспоминает, как Лабадзе проиграл ему на Уимблдоне в 2003 году. Американец не понимает, как с такой серьёзной травмой плеча можно было вообще выйти на корт.

В недавнем интервью российскому телевидению 26-летний Лабадзе, выигравший за всю карьеру лишь 49 из 130 матчей, признал, что знаком с Фурером. Однако Мартин с присущей ему логикой объясняет, почему он ставил против друга.

"Лабадзе — не лучший игрок, — говорит Мартин, подчёркивая, что грузинский теннисист знал, что ставки делаются очень часто против него. — Если вы ставите на победу его соперника, то с большой долей вероятности можете выиграть очень большие деньги".

Марк Кридлэнд, теннисный эксперт, организовавший действующий в Австралии букмекерский сайт, сказал, что самый большой рост крупных игроков, таких как
Мартин Фурер, приходился именно на 2002 год. Официальные лица имели об этом информацию, однако не смогли среагировать достаточно быстро. "Игроки имели свободу действий, и лишь иногда случались действительно подозрительные матчи", — вспоминает он.

Букмекерам, конечно же, было что терять. Именно они платили огромные выигрыши после таких странных матчей. Небольшая группа букмекеров решила провести собственное расследование, чтобы узнать, кто из игроков замечен в контактах с подозрительными лицами. "Всё это вышло из под их контроля", — говорит Кридлэнд.

В то время ставки на теннис стали как никогда популярны. В первую очередь, благодаря новому игроку на рынке букмекерских контор — Betfair. Традиционные конторы устанавливают коэффициенты на определённые матчи и предлагают поставить на них всем желающим. Деятельность Betfair основана совсем на другом принципе. Есть люди, которые хотят поставить на разные исходы одного события. Betfair принимает от них ставки и выплачивает выигрыш победителю, оставляя себе небольшой процент. Клиенты Betfair находятся более чем в ста странах мира, исключая США, где подобная деятельность запрещена законом. "В случае с Betfair общая сумма ставок на одиночный матч может достигать шестидесяти миллионов долларов, — утверждает Кридлэнд. — Когда речь идёт о таких деньгах, любая информация о травмах или моральном состоянии игрока ценится на вес золота".

В 2003 году Мартин Фурер поставил более миллиона долларов через Betfair. Он подключался к своему аккаунту с компьютера из бизнес-центра или звонил кому-нибудь из своих помощников прямо из комнат подготовки игроков и отдавал указания ставить против того или иного теннисиста. По словам Гимелстоба, всё это было вполне возможно. "Как я могу знать друзей аргентинского теннисиста, если я и его самого не очень хорошо знаю", — говорит он.

"Если я видел, что кто-то травмировался, то я звонил приятелям, и они делали за меня ставки против этого парня, — вспоминает Фурер. — Но знаете, не я один делал ставки из комнат для игроков".

23 сентября 2003 года на турнире в Палермо в первом раунде встречались Лабадзе (84-й в рейтинге) и итальянец Томас Тенкони, который занимал тогда 225-ю строчку. Лабадзе считался несомненным фаворитом. Однако неожиданно на его поражение была поставлена сумма $ 362 741, что примерно в шесть раз превосходило общие суммы ставок на матчи первого раунда.

Букмекеры забили тревогу ещё до начала матча. Некоторые из них даже связались с ATP, чтобы довести до сведения официальных органов информацию о том, что были поставлены такие серьёзные деньги против фаворита в матче. Сотрудники ATP не предприняли никаких мер, кроме предупреждения игроков о необходимости честной борьбы. Однако Лабадзе выглядел совершенно не настроенным на борьбу, и этого не изменило даже повторное предупреждение. Он не взял у соперника ни сета и проиграл. Поражение стоило ему $ 7, 5 тыс. штрафа за отсутствие спортивной борьбы.

"Проблема с Лабадзе заключалась в том, что было абсолютно непонятно, как он сыграет в следующем матче, — вспоминает бывший служащий ATP. — В один день он может выйти на корт и играть, как Пит Сампрас. В другой — не сможет выиграть у собственного соседа".

Это лишь одно объяснение. У букмекеров есть и другое.

В 2004 году Фурер на своём BMW проехал 40 миль от Вены в небольшой городок Санкт-Пелтен, где проходил средней руки турнир. Лабадзе был "посеян" под четвёртым номером, а играть ему надо было с "несеянным" австрийцем Юлианом Кновле.

Надо сказать, что за прошедший год Мартин Фурер поставил около миллиона долларов на матчи через Betfair. Несмотря на то, что Лабадзе в то время был на пике своей карьеры, Фурер говорит сейчас, что у него были достаточные основания поставить против своего друга. "Я наблюдал за его тренировкой за пару часов до матча, — вспоминает он. — Там он совершенно выдохся и весь вспотел. Я подумал тогда, что ему не по силам будет справиться в тот день с Кновле".

Недалеко от кортов он нашёл пункт приёма ставок Cashpoint и попросил клерка принять 10 тыс. евро на поражение Лабадзе. В это же время он позвонил другу и посоветовал поставить на проигрыш Лабадзе "всухую". Другой клерк, который знал о знакомстве Фурера и Лабадзе, попытался образумить его: "Вы должно быть ошиблись. Наверное, вы хотели поставить на победу Лабадзе?"

Тогда один из клерков позвал своего начальника. Тот пришёл, увидел Фурера, о котором знал, что тот часто ставит на проигрыш Лабадзе и нередко выигрывает, и дал указание подчинённым не принимать ни одной ставки от этого человека. Фурер напомнил, что по закону тот не имеет права не принять его ставку. Добившийся своего Мартин после окончания матча, в котором Лабадзе проиграл, вернулся за выигрышем, но ему отказались его выплатить.

"Они разговаривали со мной, как с каким-то преступником", — вспоминает Фурер. В июне 2004 года он предъявил иск к Cashpoint и впервые в истории затеял такого рода слушания в суде.

Желающие доказать свою правоту представители Cashpoint утверждали, что имела место попытка мошенничества с помощью ставок на спортивные события, и просили суд допросить Лабадзе. Однако в начале 2005 года грузинский теннисист заявил, что у него не было даже намерений затевать мошенничество, тем более, учитывая отсутствие времени на это в его плотном графике. "Эти обвинения — полная ерунда", — говорил в интервью его агент.

Уже ни на что не рассчитывая, юристы Cashpoint написали петицию в ATP. Но мог ли кто-нибудь им там помочь?

Их запрос попал к тогдашнему вице-президенту ATP по правилам и состязаниям Ричарду Ингсу. Он совсем недавно вернулся из Лондона, где встречался с руководителями Betfair по вопросу доступа к их базам данных. Он предложил сообщать ему о каждом подозрительном случае и запросил детали для помощи расследованию — где, когда и кем была сделана та или иная ставка. Betfair ничего не оставалось делать, как согласиться.

Ингс потратил время не зря. Он проверил имя Фурера по базам данных Betfair и обнаружил, что тот был одним из самых крупных их клиентов. Но самое странное он нашёл, внимательно изучая ставки Мартина Фурера. Одним из самых любимых объектов для него был именно Лабадзе. Причём, ставил он почти всегда против своего знакомого. На поражение игрока Фурер ставил больше денег, чем кто бы то ни было.

Ингс вызвал Лабадзе, но тот уклонился от прямого ответа. Да, он знал Фурера, но это не означало, что они подстраивают результаты матчей. Ричард Ингс попытался обратить внимание более влиятельных лиц ATP-тура на сложившуюся ситуацию. Фурер позвонил Лабадзе на следующий день после того разговора. "Я сказал ему, что ставил против него и выигрывал", — рассказывает Мартин. Тот ответил, что, мол, ничего страшного. Но Ингса такое положение дел явно не устраивало. "У нас есть лишь часть головоломки, — сказал он. — И мы не знаем, как всё обстоит на самом деле".

24 мая 2004 года Ингс отправил письмо электронной почтой на адрес юриста Cashpoint, в котором поделился результатами своего расследования. К письму он приложил список из пяти матчей сезона-2003, в которых Фурер поставил в Betfair порядка $ 45 тыс. против Лабадзе. "В каждом случае мистер Фурер занимал довольно необычную позицию, — приписал Ингс. — Он делал ставки на поражение Лабадзе практически при любых коэффициентах". Ингс предупредил, что до того, как адвокаты Cashpoint смогут использовать эти материалы в суде, ему необходимо получить санкцию начальства, которое пока не хочет компрометировать свой источник, поскольку работа с Betfair продолжается.

Два месяца спустя, после того, как Ингс нажал клавишу "Отправить", он оставил работу в ATP, устроившись в родной Австралии главой нового Антидопингового агентства. Но ещё до отъезда из штаб-квартиры ATP в Понте-Ведра-Бич Ингс написал отчёт, в котором призвал следить за развитием ситуации с иском Фурера. "Это исключительно важный судебный процесс, — писал он. — Первый раз в суде рассматривается вопрос о связи спортивного состязания и игры на ставках".

Письмо Ингса попало к исполнительному директору ATP Марку Майлсу, но к сентябрю 2005 года и он ушёл с этой должности. Не вполне известно, видел ли вообще этот отчёт директор ATP де Вильерс. Генеральный консул ATP-тура Марк Янг даже не знал о том, что Ингс писал письмо юристам в Cashpoint до того момента, как в прошлом месяце ему не показали тот e-mail.

Адвокат Cashpoint Мартин Паар сказал, что он пытался следовать инструкциям Ингса и получить одобрение от руководства ATP перед использованием в суде этого письма. Он заявил, что несколько раз пытался связаться с кем-либо из начальства Ассоциации, но ему так никто не перезвонил. "Это немного странно, — сказал Паар. — Сначала нам предоставляют ценную информацию, а потом просто не хотят разговаривать".

Паар попросил судью назначить кого-то, чтобы разобраться с ситуацией. Но у эксперта Клауса Зоттера тоже ничего не получилось. В своём отчёте Зоттер написал, что звонил в ATP, где ему сообщили, что никакой информации по этому делу они предоставить не могут. У Паара сложилось впечатление, что после ухода Ингса ни у кого более интереса к этому делу просто нет.

В прошлом августе, когда Cashpoint всё ещё ожидала решения суда, Николай Давыденко вышел на корт в польском Сопоте. Его противником был аргентинец Мартин Вассальо-Аргельо, занимающий место в конце первой сотни мирового рейтинга. Давыденко легко выиграл первый сет со счётом 6:2. Болельщики не видели ничего необычного в превосходстве четвёртой ракетки мира, но руководители Betfair в Лондоне увидели что-то странное. Более семи миллионов долларов были поставлены во время матча, причём, по крайней мере, пятая часть из них пришла от девяти российских клиентов. Все деньги были поставлены на поражение Давыденко. Россиянин проиграл второй сет, а в третьей партии снялся с соревнований из-за травмы ноги. Тогда Betfair приняла решение пойти на беспрецедентный шаг и аннулировать все ставки на матч.

Генеральный консул ATP Янг заявил, что для его организации этот инцидент не стал неожиданностью. "Это не разбудило нас от глубокого сна, — сказал он. — Это не подвигло нас к бурной деятельности. Мы уже давно и плотно работали в этом направлении". Он возлагает ответственность за медленный темп расследования на саму суть случаев с азартными играми. "Люди видят один и тот же случай с шести различных углов, — говорит он. — И ни у кого нет неопровержимых доказательств".

Но в прошлом сентябре казалось, что доказательства вот-вот появятся. Третья ракетка планеты Новак Джокович из Сербии выступил с заявлением, что ему предлагали порядка двухсот тысяч долларов за проигрыш в первом раунде турнира в Санкт-Петербурге. Хотя представители Джоковича впоследствии отрицали подобный инцидент, де Вильерс отреагировал словами, что он "чрезвычайно серьёзно будет бороться с любыми формами проявления коррупции".

Несмотря на то, что представители ATP отрицали свою осведомлённость в происходящем, суд постановил, что имел место "хорошо известный в букмекерских кругах факт близких отношений между Мартином Фурером и теннисистом Ираклием Лабадзе". Но так как не было предоставлено никаких конкретных доказательств прямого сговора или подтасовки результатов матчей, то решение было принято в пользу Фурера.

Таким образом, 24 сентября прошлого года, пока Ассоциация теннисистов-профессионалов разрабатывала дело Николая Давыденко, "Король ставок" Мартин Фурер сорвал свой самый большой куш — $ 25 353 выигрыша плюс 4% и судебные издержки в размере $ 13 419.

В январе этого года телевизионная аудитория в составе более чем миллиарда человек по всей планете наблюдала как в финале Открытого чемпионата Австралии сошлись Новак Джокович и Жо-Вилфрид Цонга. И пока на других менее значимых турнирах строят свою карьеру менее известные пока теннисисты, а другие интересующиеся деньгами люди знают, где их найти, тень коррупции будет "дамокловым мечом" висеть над всей ATP. И в то время, как в срочном порядке был принят пункт правил, согласно которому теннисисты обязаны сообщать о предложении сдачи матча в течение двух суток, букмекерский список со странными поединками (с точки зрения характера и результата игры или сопровождавших встречу ставок) разросся уже до 140 встреч.

"Для Австрии это был новый опыт, попытка доказать, что исход теннисного матча был подстроен, — говорит адвокат Cashpoint Паар. — Мы сделали всё, что могли, но, в конце концов, проиграли из-за недостаточности доказательств".

Наблюдая за тем, как Давыденко втягивают в расследования того странного по результату матча, Мартин Фурер уверен, что его собственное дело закрыто. "Я не преступник, — говорит он с выражением лица невинно оскорблённого человека. — Почему мою историю так раздули? Просто потому, что я сделал одну ставку на теннисный матч, и мне повезло, что я выиграл? "

Фурер убеждён, что доказательств, которые так ищет Паар, просто не существует в природе. Он считает себя обычным работягой, который ищет где можно заработать деньги, утверждая при этом, что никогда не разговаривал с Лабадзе о сдаче того или иного теннисного матча за деньги.

Поскольку новый теннисный сезон уже набирает обороты, Фурер, конечно, хотел бы вернуться. "У меня много друзей там", — говорит он. Но он также знает, что является теперь слишком заметной фигурой, чтобы его возвращение осталось незамеченным.

Поэтому, скорее всего, он останется в своей крохотной букмекерской конторе "Bet Paradise", надеясь, что никто из его мрачных постоянных клиентов не имеет доступа к ценной информации, которая смогла бы помочь им выиграть у него, у "Короля ставок".

• Written by Admin
За счёт чего жить букмекеру? Те игроки, которые просто играют в своё удовольствие, чтобы поддержать ...
дальше...

• Written by Admin
Букмекерство в России На эксплуатации чужих страстей был заработан не один миллион. Деньги, ...
дальше...
Источник: http://www.kappara.ru/